• В соответствии с тактическими приёмами монгольской армии

    В тяжёлой кавалерии люди имели кольчуги или кожаные латы; головной убор их состоял из лёгкого кожаного шлема с прочным назатыльником для предохранения шеи от сабельных ударов. В армии Батыя носили уже железные шлемы. На лошадях тяжёлой конницы имелось защитное вооружение из толстой лакированной кожи. Главным нападательным оружием мечников были кривые сабли, которыми они владели в совершенстве, и пики; кроме того у каждого имелась боевая секира или железная палица, которые подвешивались к поясу или седлу. В рукопашном бою, а также при стычках в составе небольших партий, монголы старались сбрасывать или стаскивать врагов с коней; для этой цели служили прикреплённые к пикам и дротикам крючья, а также арканы из конского волоса, которые накидывались на неприятеля с некоторого расстояния, подобно тому как кочевники и до сих пор ловят полудиких лошадей из своих табунов. Захваченный петлёй аркана неприятельский всадник стаскивался с коня и выволакивался по земле; тот же приём применялся и против пешего противника.

    Некоторые из всадников в числе положенных им предметов снаряжения имели постромки или лямки для припряжки лошадей к отбитым у неприятеля тяжёлым метательным приборам, как то катапультам и проч. Судя по некоторым данным, можно думать, что крупные и средние войсковые единицы, например, тысячи или сотни были посажены на лошадей одной масти. Это достоверно известно относительно гвардейской "тысячи багатуров", которая вся имела лошадей вороной масти, но, вероятно, правило одномастности лошадей соблюдалось и в других родах кавалерии. Иначе трудно объяснить, почему, например, Батый требовал от покорённых русских князей "поставки лошадей не по статьям, а по мастям".

    Из предметов снаряжения каждый воин обязан был иметь при себе: пилку для острения стрел, шило, иголки, нитки, глиняный сосуд для варки пищи (хотя при нужде мясо елось и в сыром виде) и кожаную баклагу ("бортохо") вместимостью около двух литров для запаса кумыса, молока или воды. В двух небольших седельных сумках ("далинг") возился неприкосновенный запас пищевых продуктов и запасная смена белья. Неприкосновенный запас состоял из монгольских консервов — сушёного мяса и сушёного молока — которые употребляются и до сего времени.

    Если этих запасов не хватало, то монгольский воин рассекал вену своей лошади и пил струю крови, потом перевязывал рану жильной ниткой. Полкилограмма крови достаточно для насыщения, а для лошади, тем более заводной, эта потеря не ощутительна и за короткое время восполняется в организме.

    Монгол, если нужно, может спать, оставаясь верхом на коне, который в это время может и идти походом, и пастись.

    Снаряжённая, как выше описано, монгольская армия была самая выносливая (и в то же время самая дисциплинированная) на свете и как таковая действительно могла завоевать мир. Мы видим монгола-кавалериста в походе, несущего с собой всё необходимое. Выносливость монгола и его коня изумительны. В походе их войска могли двигаться целые месяцы без возимых запасов продовольствия и фуража. Для коня — подножный корм; овса и конюшни он не знает.