• Никита Мендкович, экономист, историк. ПИТАНИЕ В СССР В «ЭПОХУ ЗАСТОЯ» (1960-1980е гг.)

    . И тем не менее мы не можем довольствоваться достигнутым, не можем не видеть, что продовольственная проблема еще далеко не снята с повестки дня. Если по общему уровню калорийности рацион питания советского человека соответствует физиологическим нормам, то структура питания нуждается в улучшении. Не удовлетворяется спрос на мясные и молочные изделия, недостает овощей и фруктов. В ряде районов имеют место перебои в торговле продовольственными товарами.

    Л. И. Брежнев, 24 мая 1982 года[1]

    Тема питания в «позднем» СССР едва ли не более политизирована, чем тема голода в предреволюционной России, анализу которой была посвящена наша прошлая статья. В спорах о недостатках питания в СССР тесно переплетаются образ классического советского товарного дефицита, критика колхозной и совхозной модели развития агропромышленного комплекса и, наконец, вечный спор о причинах распада Советского Союза в 1991 г. Ведь исторически питание – не только набор черт быта эпохи, но важная составляющая биологической жизни населения, влияющая на демографию, спокойствие, а в конечном счете – на всю жизнь человека.

    С одной стороны СССР в общем представлении – страна продовольственного дефицита, очередей, «колбасных электричек», с другой – страна потреблявшая больше молока и мяса на душу больше чем современная Россия. Этот парадокс порождает жесточайший конфликт между статистикой и публицистикой, провоцируя полемики, тянущиеся уже много лет. Положение еще больше запутывает смешиванием спорщиками характеристик «застоя», перестройки, «горячих девяностых» и современности, что наравне с политизацией предмета споров мало способствует утверждения общих представлений.

    Интересно было бы проанализировать состояние питания советского общества с точки зрения объективных потребностей и стандартов потребления промышленно развитых стран. Разумеется, подобное исследование основывается в первую очередь на цифрах, от чего может показаться несколько сухим, но это нисколько не отменяется его полезность.

    Научное рассмотрение питания в СССР можно встретить в ограниченном числе работ. Прежде всего, это западные и советские исследования советского потребления, проводившиеся в годы «холодной войны»[2], затем постперестроечные книги о проблемах питания и АПК прямо и косвенно касающиеся советского периода[3]. Нам также доступны региональные исследования уровня жизни, содержащие аналогичные данные[4]. Продовольственное потребление также исследовалось в рамках изучения проблем товарного дефицита в СССР[5].

    К сожалению, ни один из рассмотренных источников не дает достаточной информации о калорийности питания советских граждан в период «застоя», а отражает либо динамику расходов на потребление, либо абсолютное потребление отдельных продуктов (мяса, хлеба и т. п.), либо содержит данные, касающиеся более раннего периода.

    Представляется интересным, если не дать исчерпывающий ответ на все накопившиеся вопросы, то хотя бы представить читателю ряд статистических данных по проблеме питания в СССР и его соответствия биологическим потребностям населения. Это тем проще благодаря тому, что применительно к периоду 1960-1990-х гг. нет необходимости пользоваться данным бюджетных обследований населения, имеющими те же объективные недостатки, что и любой анализ целого по его части (питания всего населения по выборке изученных домохозяйств).

    Начиная с 1961 г. все данные советской статистики аграрно-промышленного комплекса (АПК) и потребления передавались в Продовольственной и Сельскохозяйственной Организации ООН (ПСХО), каковая стандартизировала статистику всех стран-участниц и на ее основе публиковала сводные данные о производстве и потреблении различных продуктов питания, а также средней калорийности рациона жителей той или иной страны[6]. Наличие этих данных не только облегчает задачу формированиия статистических рядов, но и упрощает проведение международных сопоставлений с широким кругом иностранных государств. С другой стороны нельзя забывать о том, что эти данные не учитывают создание населением и социальными институтами долгосрочных запасов продуктов и потери их в результате порчи, что может приводить к некоторому завышению рациона во всех рассматриваемых государствах.

    В качества источника об энергетических затратах населения можно использовать советские медицинские нормативы питания, предназначенными не столько для экономических, сколько для медицинских нужд. Согласно этим стандартам суточная потребность лиц, занимающихся с незначительными физическими затратами – 2880 ккал, легкий механизированный физический труд требовал 3000 ккал в сутки, немеханизированный труд со значительными физическими затратами – 3200 ккал, немеханизированный труд со средними и большими нагрузками – 3700 ккал[8].

    Для начала рассмотрим потребление в первое девятилетие рассматриваемого периода 1961–1980 гг. которые можно условно охарактеризовать как «брежневскую» или «застойную» эпоху (Л. И. Брежнев, с чьим именем связывают «застой», возглавлял страну в 1964–1982 гг.). Здесь и далее дается суммарная калорийность среднесуточного рациона среднего жителя СССР, округленная до первого знака после запятой.

    Таблица 1. Калорийность и качество питания среднего советского гражданина в 1961–1980 гг. (ккал в день).