• Планирование мобилизационных запасов

    При мобилизационном планировании источниками покрытия потребности в средствах борьбы, определенной на первый год войны, являются промышленные поставки за этот период и запасы, накопленные к началу войны. Запасы на случай войны подразделяются на НЕПРИКОСНОВЕННЫЕ (НЗ) и МОБИЛИЗАЦИОННЫЕ (МЗ).

    Неприкосновенный запас (далее НЗ) предназначается для обеспечения мобилизационного развертывания войск и перехода их со штатов мирного времени на штаты военного времени. Потребность в НЗ исчисляется на основе схемы мобилизационного развертывания, штатов и табелей военного времени.

    В схему мобилизационного развертывания включались соединения и части, содержавшиеся в мирное время и переводимые на штаты военного времени, а также формируемые в первый месяц войны.

    Имущество НЗ надлежало хранить на складах войсковых частей и соединений, а в отдельных случаях и на гарнизонных складах, отдельно от имущества текущего довольствия. Использование НЗ в мирное время категорически запрещалось. Допускалось оно лишь в случаях крайней необходимости только с разрешения Военных Советов округов при непременном условии восстановления в кратчайшие сроки прежних норм запасов. Перераспределение и передислокация НЗ, когда в этом возникала необходимость, производились распоряжением Генерального Штаба РККА (далее ГШ).

    Размеры НЗ зависели от коэффициента развертывания, устанавливаемого ГШ. Коэффициент означал кратность развертывания. Например, если он равнялся трем ("тройчатка"), это означало, что с объявлением мобилизации данная войсковая часть развертывалась в три равнозначные части.

    Чем выше был этот коэффициент, тем большие запасы содержала часть или соединение. Для частей артиллерии РГК коэффициент развертывания устанавливался обычно выше (3-4), чем для частей войсковой артиллерии (1-2).

    Возимые с частями и носимые бойцами запасы боеприпасов предназначались для ведения боевых действий в первые дни войны. Нормы подвижных запасов артвыстрелов устанавливались ГШ особо для приграничных и внутренних военных округов, а также для разных по боевому назначению частей. Так, Директивой ГШ от 08.08.40 приграничным округам (ЛВО, ПрибВО, ЗОВО, КОВО, ОдВО, ЗакВО) предписывалось довести к 01.10.40 подвижные запасы артвыстрелов до следующих норм:

    а) для артиллерии стрелковых дивизий - 1,25 боекомплекта на орудие;

    б) для артиллерии кавалерийских дивизий, артполков стрелковых корпусов и РГК - 1,5 боекомплекта на орудие;

    в) танкового вооружения - 3,0 боекомплекта на орудие;

    г) для остального вооружения - 1,5 боекомплекта на орудие.

    Часть возимых запасов выстрелов, расходуемых только с разрешения командира части и при самообороне, составляла НЗ подразделения. В военных округах НЗ выстрелов соответствовали подвижным запасам соединений и частей, предусмотренных мобилизационным расписанием.

    Мобилизационные запасы (далее МЗ) предназначались для восполнения убыли вооружения и питания войск боеприпасами, пока не будет отмобилизована промышленность. За их счет обеспечивались также новые формирования, производимые распорядительным порядком сверх мобилизационного плана. МЗ являлись государственным резервом, специально предназначенным для первых месяцев войны.

    Размеры МЗ зависели главным образом от мобилизационной готовности промышленности, т. е. от сроков развертывания ее мобилизационных мощностей. Чем медленнее отмобилизовывалась промышленность, тем большими должны были быть МЗ. В сложном вопросе планирования размеров МЗ непреложным является только одно - никакие запасы, какими бы огромными они ни были, не могут удовлетворить всех потребностей большой войны.

    Накопление больших запасов затруднительно в финансовом и техническом отношении. С одной стороны, накопление, хранение и периодическое освежение огромных запасов сопряжено с большими финансовыми затратами и ведет к образованию обременительного для государства "мертвого капитала". С другой стороны, известно, что многие предметы боевого снабжения не выдерживают длительного хранения, с течением времени теряют свои потребительские качества и стареют технически. При этом, чем интенсивнее развивается вооружение, тем быстрее стареют запасы. Создание же больших запасов устаревшего вооружения чревато тем, что страна может оказаться в невыгодном положении перед противником, располагающего более современным оружием. Поэтому требуется очень осторожный подход к накоплению МЗ, размеры которого должны составлять какой-то минимум, без которого невозможно вести боевые действия в начальный период войны.

    Нормы накопления МЗ устанавливались в процентах к общей потребности первого года войны или же в зависимости от очередности отмобилизования войск. Во втором случае нормы запасов первой очереди отмобилизования назначались самые высокие, для второй очереди - наполовину меньше, а для третьей не предусматривались вовсе, т. к. рассчитывали обеспечивать их за счет промышленных поставок военного времени. Такой порядок планирования приняли в 1931 г. когда для соединений первой очереди отмобилизования была установлена норма накопления МЗ, рассчитанная на 4 месяца ведения войны, для соединений второй очереди - на два месяца. Для соединений третьей очереди МЗ вообще не предусматривались.

    В годы второй пятилетки перешли к планированию накоплений МЗ по территориальному признаку (по театрам предполагаемых военных действий) вне зависимости от очередности отмобилизования войск. В 1933 г. были отработаны и утверждены нормы накопления МЗ по фронтам и военным округам: для Северо-Западного, Западного и Юго-Западного фронтов, СКВО, ЗакВО и САВО - на два, для ЗабВО - на три и для ОКДВА - на четыре месяца войны. Запасы для всей армии намечалось довести к концу второй пятилетки до уровня 3-4 месячной потребности.

    В 1938 г. МЗ боеприпасов для округов исчислялись по дням напряженного боя, исходя из среднего количества 60 ДНБ в году, и планировались в следующих размерах: ОКДВА - на 20 ДНБ, ЗабВО - на 15, ЗакВО - на 10, ЛВО, БОВО, КОВО - на 6 ДНБ. Как видно, размеры МЗ устанавливались в прямой зависимости от транспортных условий и от времени, необходимого для доставки военных материалов из центра на театр военных действий. С началом военных действий половину накопленных в округах МЗ разрешалось использовать по усмотрению военных советов округов, а вторую половину - только с разрешения Генерального Штаба.

    Накопление МЗ боеприпасов происходило медленно и с большими трудностями. Установленная в конце 2-й пятилетки четырехмесячная норма расхода обеспечивалась наличными запасами неудовлетворительно. На 1 января 1938 г. потребность в МЗ артиллерийских выстрелов обеспечивалась: для 45-мм пушек - на 12 %, 76-мм зенитных пушек - на 26%; 76-мм горных пушек - на 32 %; 76-мм полковых пушек - на 63 %; 12-мм гаубиц - на 49 %; 152-мм гаубиц - на 38 %; 122-мм пушек - на 5 %; 152-мм пушек-гаубиц - на 21 %.

    Что касается МЗ материальной части артиллерии, то они совершенно отсутствовали, если не считать небольшого количества снятых с вооружения и сосредоточенных на складах устаревших образцов орудий. В то же время потребность в МЗ орудий была значительной и составляла, например, по 122-мм гаубицам - 2000 ед. по 152-мм гаубицам - 1000 ед. по 122-мм пушкам - 600 ед. Недостаточность МЗ и тем более полное их отсутствие могли явиться причиной чрезвычайных осложнений в случае войны.

    Накануне войны Директивой ГШ от 08.08.40 приграничным округам предписывалось содержать МЗ артвыстрелов в расчете:

    - ДВФ - на 4 месяца войны;

    - ЗабВО и 17-й армии - на 3 месяца;

    - ЛВО, ПрибВО, ЗапОВО, КОВО, ОдВО, САВО, ЗакВО и АрхВО - на 2 месяца.

    Однако, такая задача оказалась непосильной для промышленности, поэтому в мобилизационном плане предусматривалось создание к 01.05.41 МЗ в пределах только 65 % от расчетной нормы.

    Темпы накопления МЗ регламентировались планами текущих военных заказов для промышленности. МЗ вооружения и боеприпасов хранились на центральных базах и складах и на складах приграничных округов. Во внутренних военных округах, как правило, не создавались.

    Источник информации:

    "Артиллерийское снабжение в Великой Отечественной войне 1941-45 гг.", Москва-Тула, издательство ГАУ, 1977 г.